Статьи

Турецкие учебные заведения в Иракском Курдистане: история и современное положение (школы Гюлена и фонда «Маариф»)

Статья посвящена деятельности турецких образовательных учреждений в Иракском Курдистане, которые с начала 1990-х гг. стали вести активную деятельность в этом регионе. Показано значение турецких учебных заведений в Курдистане в продвижении позитивного образа Турции и формировании протурецкой прослойки среди местной элиты. Образовательные структуры Фетхуллаха Гюлена присутствуют во всех провинциях Курдистана, являются наиболее престижными и пользуются большой популярностью среди местной элиты. Вершиной системы империи Гюлена стал созданный в 2008 г. университет Işık (c 2018 г. — Tishk International University), ставший центром притяжения не только для местных жителей, но и для части курдов Турции, уезжающих в Южный Курдистан на обучение. Разгоревшийся в конце 2013 г. конфликт между Р. Т. Эрдоганом и структурами Гюлена привел к давлению турецких властей на руководство Курдистана с целью принудить последних закрыть учреждения Гюлена. Однако руководство Курдистана отвергало требования Турции, заявляя о большом вкладе школ Гюлена в развитие региона. Лишь после попытки т. н. военного переворота в Турции 15–16 июля 2016 г., в организации которого был обвинен Гюлен, курдистанские власти, формально закрыв образовательные учреждения «Хизмет», перевели их под контроль властей Курдистана. Турецкие власти, не сумев добиться от руководства Курдистана ни закрытия, ни передачи им школ Гюлена, осенью 2018 г. начали достаточно активное расширение сети школ фонда «Маариф», созданного при министерстве образования Турции. Таким образом, конфликт между турецкими властями и движением Гюлена привел лишь к расширению сети турецких школ в этом регионе, что является важным фактором внешнеполитического вектора властей данного региона.

Роль Англии в формировании протогосударственности иракских курдов после Первой мировой войны (1918–1920 гг.) в форме мандатных территорий

В статье развивается предложенный автором ранее тезис о стадиальном формировании протогосударственности иракских курдов. Концепт национальной идентичности Иракского Курдистана остается объектом сложной и уже немало времени длящейся дискуссии. Основным препятствием курдскому интегральному национализму по прежнему остается тот факт, что курды говорят на разных диалектах курдского языка, имеют ярко выраженные политические и межклановые конфликты в деле распределения власти и полномочий, не говоря уже о практической невозможности определения политических границ гипотетически независимого Иракского Курдистана. Практически с теми же противоречиями столкнулась и Англия в период оккупации Месопотамии в момент окончания Первой мировой войны (сразу после Мудросского перемирия 31 октября 1918 г). Попытки Англии создать здесь независимое курдское государство потерпели крах по целому ряду причин, затронутых в статье. На наш взгляд, именно в этот период в курдской среде началось осознанное стремление к государственности (на примере королевства Курдистан (1922–1924 гг.), имевшее классические характеристики вождества, однако носившей при этом выраженную антиколониальную, антиимпериалистическую направленность). Феноменология политических отношений британского правительства с политическими элитами такого протогосударства непосредственно перед введением мандата Лиги Наций над этими территориями под контролем Англии и стала предметом анализа в этой статье.

Современные тенденции политического и экономического развития Турции

75 лет академику РАН Виталию Вячеславовичу Наумкину, главному редактору журнала «Вестник Института востоковедения РАН»

К вопросу о возможности для России участвовать в турецком проекте «канал “Стамбул”»

14 января 2020 г. в Университете социальных наук Анкары состоялась конференция под названием «Энергетическая политика России: Турецкий поток и региональные балансы». Докладчики обозначили главную цель, которая заключается в том, чтобы вовлекать Россию в турецкие энергетические проекты, включая канал «Стамбул». В связи с этим автор попытался выяснить, насколько возможно участие России в главном турецком мегапроекте. Привлечь Россию в качестве соинвестора означает для Турции допустить РФ к регулированию грузопотоков в Стамбульском канале. Последнее представляется совершенно невозможным. Кроме того, о нереальности российско-турецкого партнерства свидетельствует политика самой Турции. Несмотря на финансовые трудности, в Анкаре ни разу не поднимался вопрос о возможности привлечь российские инвестиции, притом что средства для своего проекта турки ищут повсюду — от Катара и Китая до стран Бенилюкса. Не следует забывать также, что начиная с 2013 г. Турция последовательно вводит в строй все ранее заявленные проекты, и решение «заморозить» по причине финансовых трудностей некоторые из них не коснулось Стамбульского канала. Исчерпанность идеологического концепта (перенос запуска на 2025 г.) означает, что отныне реализация проекта перешла в более продуктивную деловую фазу, а разработка сдачи канала по годам есть не что иное, как твердое решение довести задуманное до конца. При этом Россия не сможет нейтрализовать возможные негативные последствия, участвуя в строительстве канала. Необходимо искать другие пути.

Социальная политика как фактор управления культурно-сложным обществом (на примере Ирана)

Социальная политика для Ирана имеет особую актуальность из-за уникальности структуры власти исламского режима и из-за исторически сложившейся культурной и этно-конфессиональной неоднородности иранского общества. Существующая система власти насчитывает всего четыре десятилетия и проводимая ею социальная политика как фактор управления обществом формируется и эволюционирует под влиянием как исламских принципов, так и меняющихся потребностей населения страны. В статье дается анализ целей, основных направлений и результатов социальной политики ИРИ в разные периоды. Дается характеристика исламских форм социальной поддержки населения, сделаны расчеты удельного веса помощи от вакфов и исламских фондов в расходах сельских и городских семей страны. Уделено значительное место анализу эволюции уровня жизни различных слоев населения и с точки зрения размеров дохода, и с позиции обеспечения населения системой здравоохранения, образования, различными бытовыми услугами, в том числе жильем, электроэнергией, питьевой водой, газом и т. п. Так как одной из главных своих целей исламский режим провозгласил достижение социальной справедливости, автор дает анализ социально-экономической дифференциации иранского населения, динамики показателей бедности и неравенства. Эти показатели находятся в прямой зависимости не только от социально-экономической политики страны, но и от ее взаимосвязей с мировым рынком. Автор приходит к выводу, что в настоящее время все более сильное влияние на возможности поддержки наименее обеспеченных слоев населения оказывают внешние факторы. Идеологические факторы, бывшие мощным фактором консолидации общества в течение нескольких десятилетий, начинают уступать свои позиции таким прагматичным целям как повышение жизненного уровня населения, доступ к активному участию в экономической и политической жизни.

Любовь и война одного иранского реакционера

Статья посвящена жизни и общественной деятельности одного из участников революции 1905–1911 гг. в Иране Али-хана Аршад од-Доуле Сардар Аршада. Личная жизнь этого человека показывает, что иранское общество было не столь косным и застывшим, как это может показаться из сегодняшнего дня, что в нем имелись определенные социальные лифты, а человек не самого знатного происхождения мог жениться на шахской дочери, если они любили друг друга. Общественно-политическая позиция Али-хана прошла эволюцию от сторонника Конституционной революции до стойкого защитника иранского абсолютизма, сложившего голову за Мохаммеда Али-шаха и за свое понимание блага для страны. В более широком плане судьба Сардар Аршада иллюстрирует и еще одну особенность иранского социума, отличавшегося крайней нестабильностью. Гарантией безопасности для представителей политической элиты являлась личная преданность и семейно-клановые связи. Такие связи для иранских политиков всегда были сильнее партийных и идеологических обязательств. Однако то новое, что привнесла с собой Конституционная революция, — это предельная ожесточенность политического противостояния. Это произошло, потому что из числа революционеров образовался т. н. «малый народ», для которого все, кто не разделял их взгляды, были «другими», ярким примером чего стала публичная казнь видного иранского религиозного авторитета шейха Нури за его поддержку абсолютизма.

Борьба за шельф Восточного Средиземноморья: итоги и перспективы

Статья посвящена исследованию одной из ключевых проблем, вокруг которых в наше время происходят знаковые события на Ближнем Востоке, в Турции и Северной Африке: борьбе за богатый углеводородами шельф восточной части Средиземного моря. С историей этой проблемы мы ознакомили читателей в нашей предыдущей статье [Горбунова, Иванова, 2019]. В продолжающей тему второй статье этого небольшого цикла мы делаем акцент на нынешнем состоянии дел в области освоения газовых богатств региона, показываем риски, которые сопровождают активность таких средиземноморских стран, как Турция, Греция, Израиль, Египет, Кипр и Ливан. Каждая из них отстаивает свои права на бурение скважин и добычу газа и нефти с помощью военной силы, международной дипломатической деятельности и переговорного процесса. Балансируя между демонстрацией военной силы и введением в строй все новых проектов бурения скважин и прокладки трубопроводов, эти государства в постоянном режиме решают вопросы войны или мира, при этом в целом учитывая реальную ситуацию на Ближнем Востоке, расстановку сил на международной арене, поддержку своих более мощных союзников. Это касается, в первую очередь, конфликта между Турцией и Кипром, между Израилем и Ливаном. Авторы приходят к выводу, что в настоящий момент в результате борьбы за шельф Восточного Средиземноморья Израилю и Египту уже удалось достичь полного обеспечения газом внутреннего рынка и экспорта его в другие страны.

Долина Инда в современную эпоху — от редкого населения к перенаселенности

В статье выявляется исторически сложившийся тренд возрастающего увеличения численности людей в ареале великой реки Инд, в границах небольшого по площади (ок. 900 тыс. кв. км) нынешнего Пакистана. Засушливый климат долины способствовал тому, что в начальный для современной эпохи предколониальный период регион отличался редким населением. Колониальное правление англичан стимулировало рост населения благодаря масштабным ирригационным работам и перемещению земледельцев из восточных (ныне индийских) округов Панджаба (северного сегмента региона) в западные. Период независимого развития (с 1947 г.) автор подразделяет на три этапа — секулярно-модернизационный (до 1970-х гг.), исламистский (до середины 2010-х гг.) и текущий, постисламистский. На первом этапе работы по орошению продолжились и получили мощный толчок после заключения Договора с Индией о разделе вод Инда в 1960 г. В значительной мере экстенсивное (направленное на увеличение производительности земли, а не труда) развитие аграрного сектора способствовало высоким темпам роста населения, а попытки властей уменьшить их мерами по планированию семьи и усилению прав женщин натолкнулись на жесткий отпор влиятельных исламистских сил. Пакистан вышел на одно из первых мест в мире по величине населения (более 220 млн. человек), оторвавшись далеко за последние два столетия от своих соседей по региону Ближнего и Среднего Востока – Афганистана, Ирана, Турции и Египта. Стремительный рост населения ставит перед страной трудноразрешимые задачи, усугубляемые перспективами неблагоприятного изменения глобального климата и обострением экологических проблем.

2020 год станет весьма важным и чувствительным периодом в истории Афганистана

Нессар Мохаммад Омар

ivran.ru '2020, №02

За последние десять лет наступление холодов неизменно сопровождалось ослаблением боевой активности в Афганистане. В зимний период стороны конфликта накапливали ресурсы и готовились к весенним и летним боям. Однако зима 2019 года, напротив, охарактеризовалась значительным увеличением количества боевых столкновений и жертв среди конфликтующих сторон.

Страницы:   1    2    3    4    5    6    7